collard-bild

Collard&Collard

Этот рояль - особенный в Приюте. Это единственный инструмент, который сохранился в „играбельном“ состоянии, несмотря на то, что ему около 130 лет. Не знаю, надолго ли ему хватит сил: разумеется, он тоже нуждается в реставрации, но пока что это не представляется реальным. Причины этой „нереальности“ изложены в основном тексте (см. главную страницу, вывеска Приюта, раздел „Псевдореставрация“).


Был куплен в одной фортепианной мастерской за 250 баксов американских долларов США зеленью. Столь невысокая цена за этот великолепный редкий инструмент объясняется нынешним мировоззрением фортепианных мастеров и пианистов: по их мнению, прямострунный рояль - это раздражающий пыльный хлам, вроде старого двухкассетника на шкафу.

Когда мне позвонил мой знакомый из мастерской и предложил мне осмотреть рояль Collard&Collard я, зная, что это одна из самых известных и самых старых английских фирм, надеялся увидеть что-то совсем старинное и, наверняка, давно заброшенное. Однако это было нечто совершенно иное: весьма уже близкий к современному инструмент в очень хорошем состоянии. Попробовав его, я ожидал услышать цену в несколько тысяч, и уже заранее сожалел, что мне придётся отказаться от затеи с приобретением рояля. Однако мне озвучили совсем неожиданную цену и посетовали, что на запчасти этот рояль не годится, так как всё нестандартно и даже костяшки от клавиш отдирать бессмысленно, так как они полукруглые - ни на для какого другого инструмента не подойдут. Даже ролики этого рояля своеобразны - они сделаны из фарфора Я постоянно играю на этом инструменте концерты в разных залах. Казалось бы, он ничем особенно не отличается от современного, разве только немного изношен, однако на самом деле природа его звука какая-то совершенно иная. Фортепианный мастер Стельмах сказал мне после первого концерта в зале Манеж в театре Васильева: „Достаточно нажать на клавишу, и он уже говорит“. При этом критиковал мою игру, но не инструмент. Я упоминаю об этом потому, что он вообще является противником „исторических фортепиано“. Коллард прекрасно звучал и в Камерном зале Московского Дома музыки. Мой друг композитор Павел Карманов, также не являясь фанатом разного рода „старья“, был впечатлён его звучанием. Он говорил мне, что впервые услышал красоту „старинного“ фортепиано. Должен также добавить, что механика этого инструмента не в порядке, особенно демферы, всё находится „на грани“, и пока что ни один мастер не взялся привести всё это в должное состояние. Не удивительно: для этого надо знать, ЧТО ИМЕННО является „должным состоянием“ в этом инструменте. У меня также нет элементарной возможности хранить его в помещении с поддерживаемой температурой и влажностью.  При всём этом, я собираюсь продолжать использовать этот рояль в концертах и надеюсь, что у нас появится настоящая реставрация до того, как он станет немым. Инструмент хранится в театре „Школа драматического искусства“.

bild collar